Жизнь на Крите: что особенного? Туристу на заметку

Остров Крит – благословенное место на Земле. Он имеет богатую историю, насыщенную событиями и сохранившимися артефактами со времен неолита; хранит прочные культурные традиции, соблюдаемые и доныне; отмечен экологическим благополучием, завидным здоровьем и долголетием местных жителей; прославлен кулинарным искусством.

Но самое главное – это, конечно же, люди: трудолюбивые, общительные, приветливые. А еще улыбчивые и отзывчивые (как забыть, что старушка, к которой обратилась, чтобы спросить дорогу, неожиданно с улыбкой протянула цветок – в подарок, я его теперь бережно храню в путеводителе по Криту). К тому же они чтят моральные принципы, искренни, не склонны к хитростям и обману как друг друга, так и заезжих туристов, не страдают скупостью. Любят во всем порядок и распорядок.

Трудолюбие – очень важная составляющая ментальности критян. Работники отелей, таверн, магазинов и лавок встают очень рано, сиеста (послеобеденный отдых) у них как-то не заведена, во всяком случае, в туристический сезон (с апреля по октябрь). Хозяева заведений трудятся наравне с наемным персоналом, а тот, в свою очередь, нередко занят на двух работах в разное время суток.

И при этом народ сохраняет свойственное ему испокон веков добродушие и радушие. Тому можно привести множество примеров, – их хватило бы не только на небольшую статью, а и на целую книгу. Присущее критянам радушие мы ощущали на себе практически ежедневно и повсеместно.

Начать хотя бы с того, что Николас, хозяин отеля, встававший до восхода и неустанно трудившийся допоздна, быстро заприметил своим внимательным взглядом наш не слишком обычный для жильцов распорядок дня: ранним утром – пятиминутная прогулка к пляжу, купание и встреча поднимающегося из-за горы солнца; по возвращении – ожидание открытия бассейна с чистейшей теплой водой, а затем переодевание и завтрак (если не запланирован ранний отъезд в другие места). И он не просто заприметил это, а сместил, ни слова не говоря, расписание работы бассейна, открывая его на целый час раньше.

Наш отель "Тритон Сталис" (Фото: В. Пономарева, личный архив)
Наш отель «Тритон Сталис» (Фото: В. Пономарева, личный архив)

Хотя в других случаях проявлял твердость следования заведенному режиму. Как-то, торопясь на автобусную остановку, заглянули в зал для завтраков на пять минут раньше назначенного времени. Возникший как из-под земли хозяин с лучезарной улыбкой громко заявил: «Оф эйт о клок», и я тут же приостановила загрузку хлеба в тостер.

Однажды мы воспользовались услугами турагентства, чтобы приобрести билеты на паром из Ираклио в Афины. Мало того, что Янис (хозяин фирмы), подобрал самый выгодный для покупки вариант, со скидкой 20% на обратную дорогу, он объяснил, как добираться из порта Пирей в центр столицы, а по возвращении… подарил бутылку оливкового масла отцовского производства.

О пароме тоже стоит сказать хотя бы несколько слов. Цены в баре оказались настолько лояльными, что их можно было отнести только к природному великодушию того, кто их рассчитывал, а вкус, по крайней мере, кофе – отменный. И снова мы ощутили критскую внимательность: на обратной дороге девушка-проводник встретила нас как родных, поскольку это было то же самое судно с той же командой, что и на пути в Афины.

Когда нужно было поменять валюту, обратились в турфирму, где приобретали экскурсионные билеты. Оказалось, что там работает бывший «эсэсэсэровский» соотечественник, Никос, родом из Тбилиси. Он по-гречески передал просьбу хозяйке компании, и та принялась обзванивать банки, добившись, в конце концов, более высокого курса, чем был принят повсеместно. И это – просто так, от чистого сердца. Или марка качества обслуживания.

В тавернах мы постоянно получали угощения помимо заказанных. За хлеб с чесночным маслом денег с нас вообще не брали, хозяин мог подарить закуску (в первую очередь, дзадзыки, на который «подсел» супруг с первого же дня) или десерт (например, кубики холодного арбуза). Могли за огромный стейк мяса (размером «с голову пионера», как шутил мой благоверный) взять плату как за банальную котлету, то есть втрое дешевле.

В общем, по принципу: «только приходи!». А уже если делаешь заказ на греческом, тогда теплый прием и наилучшее обслуживание гарантировано. Вкупе с короткой беседой, похвалой повару и критским продуктам, а также чаевыми (в пределах 1 евро, а не 10% от суммы заказа) это имело чудодейственные последствия: нас узнавали во всех тавернах, когда просто проходили мимо, работники их здоровались громким хором, но при этом, как правило (за небольшим исключением) не проявляли назойливости в зазывании к столику; узнав о предстоящем отъезде, интересовались вопросами «когда и куда», тепло прощались.

Надо сказать, что местные жители везде и всегда искренне приветствовали попытки общаться на их языке. Еще на паспортном контроле в аэропорту: не успела поздороваться, протягивая паспорт (всего одно слово: «хЭрэтэ»), как тут же раздался щелчок проставляемого штампа прибытия, на который нельзя было не откликнуться еще одним «волшебным» словом: «эвхаристО!» (спасибо).

На Крите вообще принято здороваться всем со всеми: при входе в любой магазин, таверну, автобус, музей и т.д. Когда однажды добрались до Крицы (куда туристические маршруты для россиян пока не проложены), перед тем, как спросить дорогу к священному месту – храму богородицы Керы, произносила «кали мэра» (доброе утро, добрый день) или просто адресовала эти слова бабушкам, что сидели на завалинках возле дороги.

Ответом непременно была улыбка, часто сопровождавшаяся отзывом не только на греческом, но и на английском, а то и на ломаном русском (хотя нас то и дело принимали то за немцев, то за чехов). Забавно было слышать от провинциальных старушек с палочками, облаченных, по местному обычаю, в темные одеяния, жизнерадостное: «Хэллоу!». Но это был знак уважения, несомненно.

Шубы и меха на Крите для наших соотечественников (Фото: В. Пономарева, личный архив)
Шубы и меха на Крите для наших соотечественников (Фото: В. Пономарева, личный архив)

Единственное неудобство заключалось в том, что услышав после приветствия бойкое «пу врискете» (где находится), «пос на фрасто» (как добраться до…) и т.п., встречные начинали быстро-быстро говорить на греческом, не реагируя на разъяснение о незнании языка.

С этим пришлось смириться как с неизбежным: выбирала из речи названия, что были на слуху, и следила за активной жестикуляцией, чтобы определить предлагаемое направление движения. И знаете – получалось! А напоследок на вопрос, все ли понятно, убедительно кивала головой, о чем вспоминаю с улыбкой.

Кроме приветствий, надо не забывать другие правила вежливости: благодарить и начинать просьбу с «пожалуйста («паракалО»), уходя – прощаться. Это очень просто: «хэрэтэ», «я сас» (я су) – это и здравствуйте, и до свидания. А уж если вы способны произнести «сто калО!» (всего хорошего), то бурная радость адресата этого пожелания будет обеспечена на 100 процентов. И ведь так приятно доставлять ее людям.

Для общения полезно также запомнить слова «хорошо» (калА), «да» (нэ), «нет» (Охи). Еще лучше – взять в поездку разговорник. Если же и его не хватит, то можно показывать картинки, хоть с изображением исторических достопримечательностей, хоть продуктов, из которых хотели бы заказать блюдо. Короче говоря, всегда можно найти способ для установления взаимопонимания.

Тем не менее, надо сказать, что русская речь начинает все активнее проникать на чудо-остров. За обедом можно услышать от официанта: «При-ятно-ва аппотита!», на улице от случайно знакомого критянина: «К-ак дила?» и т.д. Нередко встречаются вывески, предназначенные нашим соотечественникам. На стенах многочисленных фабрик вдоль национальной трассы крупно выведено: «Меха, шубы, кожа».

Перед ресторанами – объявления, подчеркивающие наличие меню на русском языке (признаться, отказывалась, так как в них было не углядеть сугубо греческие или критские блюда) или даже короче: «говорим по-русски». В Агиос-Николаосе запомнился текст такого транспаранта: «Заказывайте свежую рыбу. Если не понравится – не платите».

Венецианская крепость на о. Спиналонга (Фото: В. Пономарева, личный архив)
Венецианская крепость на о. Спиналонга (Фото: В. Пономарева, личный архив)

В туристическом бизнесе русский язык пока распространен меньше. При поездке на остров Спиналонга пришлось довольствоваться прослушиванием экскурсионных комментариев на греческом, немецком, английском, французском и даже польском языках, хотя пол теплохода занимали «наши».

На английском и немецком говорили во время прогулки на субмарине «с прозрачным дном», где мы наблюдали подводный мир, включая рыб, черепах и даже морену. Но при прощании капитан пожал руку и сказал, уж не знаю, почему: «Спасиба». Возможно, это было единственным русским словом, которое он знает.

На Крите можно встретить много привычных нам названий, которые на самом деле будут означать нечто иное. Вот, например: если придет в голову заказать чипсы (например, в угоду ребенку), то получите картофель фри, просите фрикадельки – принесут жареные колбаски, рассчитываете на питу, а это будет ноздреватый сдобный (и очень вкусный) блинчик, в который заворачивают на вынос из таверны сувлаки (местные шашлычки) и гирос (мелкие кусочки обжаренного мяса плюс овощи, соусы и т.п.). Наконец, открыв дверь, над которой красуется вывеска «музей», запросто можете оказаться в лавке ювелирных изделий, художественных промыслов и т.д…

Валентина Пономарева

Related posts:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.